Карта сайта
22 мая 2013, 18:29

Вячеслав Никонов: Закон о молодежи России не нужен

Председатель комитета Госдумы по образованию не видит в нем «острой необходимости».

Об этом Вячеслав Никонов рассказал корреспонденту «Молодежного Информационного Агентства» на партийном форуме «Единой России». В интервью МИА парламентарий также пояснил, почему сокращается количество бюджетных мест на гуманитарных специальностях и что будет со студентами вузов, признанных «неэффективными».
МИА: Вячеслав Алексеевич, не так давно тысячи российских студентов вдруг узнали, что они обучаются в «неэффективных вузах». Пресловутая система рейтингов высших учебных заведений серьезно взволновала высшую школу. Какое будущее ожидает вузы, которые заняли в этом рейтинге не самые высокие места?
Вячеслав Никонов: Прежде всего, стоит уточнить, что количество выпускников школ, а следовательно, абитуриентов ВУЗов, в результате разного рода причин в ближайшие годы сократится на треть. При этом число высших учебных заведений в России сегодня вдвое больше, чем в СССР. Если в последние годы существования Советского союза насчитывалось около полутора миллионов студентов, то сегодня аналогичная цифра достигает шести миллионов.
Вместе с тем, в отличие от министерства образования, мы не используем термин «неэффективные вузы». Любая репутация, в том числе вузовская – это то, что создается в течение долгого времени, порой столетиями, и ее нельзя обрушить одним росчерком пера. Здесь другая проблема. Есть вузы, а есть не вузы. Есть высшие учебные заведения, где действительно дают образование, а есть шарашкины конторы, которые за деньги выписывают диплом. И с этим, безусловно, надо будет кончать. Названные мною «не вузы» должны без ущерба для студентов быть присоединенными к вузам. И в этом смысле реформа нашего высшего образования совершенно неизбежна.
При этом нужно сделать так, чтобы в числе растущих, сохраняющихся оказались именно те высшие учебные заведения, которые дают нужные специальности. В настоящее время планируется перераспределение, в том числе, бюджетных мест в пользу тех профессий, которые сейчас находятся в дефиците в стране, которые абсолютно необходимы.
Все, что касается работы по реструктуризации вузов, комитет по образованию Государственной думы будет держать на очень серьезном контроле. Поскольку у нас есть недоверие к тому, что происходит в некоторых ведомствах, связанных с образованием.
МИА: И все-таки – обоснованы ли опасения, что студентов и преподавателей высших учебных заведений, признанных неэффективными, «выкинут на улицу»? Ведь даже в неэффективных вузах есть талантливые студенты и хорошие педагоги – чего им ждать?
В.Н.: Ни один студент не окажется на улице. Ни один преподаватель не останется без работы.
МИА: Вы сказали о большом числе студентов в современной России. А ведь ни для кого не секрет, что многие выпускники вузов не работают по специальности, чаще всего, из-за отсутствия рабочих мест, соответствующих полученной профессии. При этом сельские территории испытывают острый кадровый голод – никто не хочет работать в глубинке. Не пора ли вернуть советскую модель послевузовского распределения, чтобы исправить эту ситуацию?
В.Н.: У нас большинство студентов обучаются на бюджетных местах, а рабочие места им дает преимущественно частный сектор. Поскольку механизм распределения в частные компании не вполне понятен, надо будет устанавливать соответствие между количеством бюджетных мест в вузах и количеством занятых в госсекторе – однако это приведет к резкому сокращению возможностей бесплатного обучения.
При этом, названные вами проблемы лежат в гораздо более широкой плоскости. Страна должна готовить тех специалистов, которые ей действительно нужны. Как я уже сказал выше, начинать эту работу следует с перераспределения тех самых бюджетных мест. Уже в этом году количество бюджетных мест на гуманитарные специальности сократится, а на технические специальности - увеличится. В этом случае спрос на выпускников будет гораздо выше. Полное восстановление системы распределения, конечно, невозможно, да и нежелательно. Но думать и работать в этом направлении надо.
МИА: Сегодня в ряде субъектов РФ существуют полноценные региональные органы власти по молодежной политике, которые занимаются исполнением многомиллионных областных целевых программ по работе с молодежью. В структуре российского правительства есть министерство и агентство, занимающиеся молодежью. Однако полноценного федерального закона «О молодежи» до сих пор нет. Имеются ли хотя бы перспективы появления подобного документа?
В.Н.: Сколько я работаю в Госдуме, столько идут споры о том, нужен ли закон о молодежи или не нужен. Проблема здесь в том, что не существует такой политики, которая не имела бы отношение к молодежи. Когда мы говорим об образовательной, социальной, международной, экологической политике – все они имеют отношение к молодежи.
А если все же представить, что мы примем такой закон, тогда надо вслед за ним разрабатывать закон о лицах среднего, пожилого возраста, закон о пенсионерах, о мужчинах, женщинах и так далее. Иными словами - предмет закона о молодежи не вполне понятен. Хотя дискуссия вокруг этого закона, повторю, ведется.
МИА: А какова ваша личная позиция по этому вопросу?
В.Н.: Я считаю, что вряд ли есть какая-то острая необходимость в этом законе. Во всяком случае, мы долго жили без него, и я не думаю, что он что-то добавит. В свое время я был в Совете молодых ученых Московского государственного университета. И резко выступал против подобного Совета. Потому что либо наука есть, либо ее нет. Наука до 35 лет ничем не отличается после этого возраста. Можно быть первооткрывателем в 25 лет и ничего не открыть в 78. Таким образом, молодежная политика – это то, о чем мы должны думать, принимая любой закон.

www.rusmia.ru

Ключевые слова: закон, молодежь, Никонов
Ссылка для блогов